Святителю отче Николае, моли Бога о нас…

По милости Божией в последний день пребывания святых мощей святителя Николая, архиепископа Мир-Ликийского, чудотворца, в храме Христа Спасителя летом прошлого года мне, в числе пяти священников нашего благочиния, выпала честь служить молебен с акафистом.

Благочинный Северного викариатства протоиерей Сергий Дикий высоким красивым голосом положил начало богослужению: «Благословен Бог наш всегда ныне и присно и во веки веков!». Соборно запели «Царю Небесный…». И потекла служба, привычно и вместе с тем необычайно приподнято и торжественно. Читали канон святителю Николаю по очереди – мне выпало читать последним.

Тщательно протер очки, надел и, внутренне собравшись, старался как можно более отчетливо и певуче произносить давно знакомые слова канона. Певучесть получилась какая-то тихая и с хрипотцой...

Пока читался канон, очередь к мощам святителя Николая двигалась безостановочно и энергично. На усталых лицах был заметен отпечаток многочасового стояния, но настроение, тем не менее, у людей было хорошее. Видно, что они испытывали предощущение чего-то важного, особенного, ради чего и пришли на набережную Москвы-реки в длинную очередь, отложив дела и отдых на потом.

Ровно за месяц до этого молебна – 12 июня, в праздник Дня независимости России – я вместе со своей матушкой тоже рискнул постоять в очереди к святыне. С километр шли почти без остановки, а потом все чаще и дольше приходилось ждать, переминаясь с ноги на ногу. Власти Москвы на этот раз подготовились основательно: для уставших и желающих подкрепиться стояли автобусы с открытыми дверями, лотки с водой, бутербродами и другими вкусными вещами. А с правой стороны по ходу движения очереди Москва-река по-хозяйски важно плескалась о бетонные берега, и по ней плыли речные трамвайчики и теплоходы.

Чайки вылавливали из воды кусочки хлеба, брошенные теми, кто стоял в очереди, показывали целое представление: взмывали высоко над рекой, а затем стремительно пикировали вниз. Чаек было много, они стайками кружились над очередью. Люди, которые пришли на набережную, чтобы поклониться святыне и испросить молитвенной помощи у святителя и чудотворца Николая, архиепископа Мир-Ликийского, и я вместе с ними, и матушка наслаждались представлением и почти забыли, зачем и в какой очереди мы стоим… Мне вспомнились чайки на море, как они без всякой суеты высматривали в воде рыбёшек. Когда на берегу появлялись отдыхающие, чайки как бы нехотя подлетали к ним и, не дождавшись кусочков хлеба, возвращались к своему занятию.

Очередь заворачивает за угол, с помощью регулировщиков мы организованно переходим дорогу и по Соймоновскому проезду приближаемся к храму. Усталость совсем не ощущается. Ищу ответа на вопрос, которым задался еще в начале очереди: что попросить у святителя Николая Чудотворца? Прошу его молитв перед Господом о здравии моей матушки Любови, о моих ближайших родственниках, о здравии своих прихожан, в особенности тяжко болящих, ну и, конечно, о себе самом. Начинаю молиться задолго до входа в храм, поскольку по опыту прежних стояний к святыням знаю, что времени обстоятельно помолиться у мощей не будет, – 3-5 секунд, и тебя вежливо, но настойчиво провожают к выходу. Успеваешь вспомнить отрывки молитв или же привычное и действенное: «Отче Николае, помогай!»

Перед самым входом в храм Христа Спасителя я достал подрясник, надел и перекрестился на храм, вспоминая все свои просьбы к святителю Николаю. Женщины из очереди обрадовались, что вместе с ними стоял священник, и попросили их благословить. Сзади мужской голос негромко заметил: «А я так и знал, что с нами в очереди был священник». Наверное, борода, и весь мой вид, и то, что я ни разу не возмутился, свидетельствовали, что никем другим, кроме как священником, я быть и не мог.

Готовя молитвенные прошения святителю Николаю, я вспомнил, как моему брату в конце 90-х собирались делать шунтирование сердца. Он обратился за молитвенной помощью к знакомому священнику, отцу Иоанну. Брату должны были сделать предоперационное обследование, и я пришел к нему в больницу, надеясь узнать, как все прошло. Он сказал, что обследование перенесли, поскольку накануне вечером у него разболелся зуб, и поднялась температура. Мы посокрушались, что обследование отложено, а через неделю брата выписали из больницы в связи с отсутствием показаний к столь сложной операции. Помощь святителя Николая тогда была настолько очевидной, что все происшедшее воспринималось не иначе как чудом, а зуб, из-за которого поднялась температура, больше не болел.

Наблюдая за людьми, пришедшими к мощам всемирно почитаемого святого, я думал: «Кто они»? И отвечал сам себе: в основном, конечно же, православные христиане, но не только, а все, кто надеется получить помощь, и некрещеные, и представители других религий.

На память приходили случаи, когда молитвы к святителю Николаю помогали в преодолении разных, на первый взгляд обычных житейских ситуаций. Так, вспомнилось мое первое путешествие в Израиль. После посадки в аэропорту Бен Гурион и получения багажа наша паломническая группа, за исключением одного пассажира, успешно прошла пограничный контроль и не спеша расположилась в автобусе. Ждать опоздавшего пришлось долго. Прошло уже два часа, а нашего паломника почему-то не отпускали. Стало очевидно, что на обед мы не успеваем. Кто-то спросил: «А почему мы не молимся?» И все посмотрели на меня, одетого в священническую рясу и с крестом. Не мешкая, я достал из кармана молитвослов и стал читать акафист Николаю чудотворцу. Десять минут понадобилось святителю Николаю на решение нашего вопроса. Наблюдатели радостно закричали: «Вот он идет со своим немалым багажом!» Последующее знакомство с задержанным паломником подтвердило высокий профессионализм Иерусалимских пограничников. Слова Спасителя «Будьте «как дети» (Мф. 18: 3) он воспринял буквально, поскольку притвориться «юродивым» невозможно.

Из той паломнической поездки запомнилось посещение храма Николая чудотворца (очень схожее с впечатлениями протоиерея Геннадия Беловолова, оставившего свои заметки на сайте Palomniki.su).

Встреча со святителем Николаем на Святой Земле необычна, потому что он в нашем восприятии менее всего ассоциируется с Палестиной, но тем более приятна – ведь святитель Николай для нас особый, наш, русский по духу святой.

«Русский» святой нас и встретил по-русски, причем в буквальном смысле слова. В храме нам навстречу вышла матушка местного батюшки-араба и заговорила на чистом русском языке. Русская девушка Мария, так ее зовут, училась на регентском отделении при Санкт-Петербургской семинарии, где познакомилась с семинаристом из Палестины арабом Павлом. Они поженились, в 2004 году закончили учебу в городе на Неве и отправились служить на родину православного араба-батюшки в Бейт-Джалу. Теперь матушка Мария радушно принимает своих соотечественников на Святой Земле. После того как она поселилась в Бейт-Джале, это место все больше стали посещать русские паломники. В самом деле, не везде на Святой Земле услышишь рассказ о тамошней жизни из первых уст да на русском языке.

Надо отметить, что в Марии мы увидели воплощение лучших качеств русской матушки – и внешних, и духовных. Она дородна, с чисто русским лицом, кажется героиней Кустодиева, сошедшей с полотна. Уже успела обзавестись четырьмя детьми. Чувствуется, что ее широкая русская душа глубоко приняла и Бейт-Джалу как родную землю, и православных арабов как новых соотечественников. Это явствовало из ее искреннего и сердечного рассказа о приходе, прихожанах и чудесах святителя Николая. Было радостно, что такая замечательная матушка представляет наш народ на Святой Земле, хотя и немного жаль: такие матушки нужны и в России.

Из ее рассказов мне особенно запомнилось чудо случившееся в 1967 во время шестидневной войны. При бомбардировке Бейт-Джалы на крыше храма ночью появился святитель Николай в полном святительском облачении. Над головой он держал мантию – и все бомбы, которые летели с неба, собирал и складывал под мантию. Абсолютно реальный факт, что не только храм не пострадал, но и ни один дом в Бейт-Джале, ни один житель не был ни ранен, ни убит. А видело святителя Николая на крыше храма огромное множество народа, практически все, кто жил тогда в Бейт-Джале.

Когда я передавал этот рассказ своим курсантам в Московском университете МВД России, на лицах многих из них появлялась недоверчивая улыбка, а у других глаза загорались неподдельным интересом.

Вспоминается также моя командировка в Анадырь, куда я летал вместе с отцом Андреем Спиридоновым от Итало-Российского фонда Святителя Николая Чудотворца, чтобы участвовать в установке Поклонного креста на крайней восточной точке России. Уже в полете выяснилось, что прежний маршрут, разработанный накануне, не подходит, поскольку горит тундра. Пилот совершил посадку в Новосибирске с тем, чтобы проложить новый маршрут и дозаправить самолет. Ожидание длилось долго. На втором часу сидения в аэропорту мы вспомнили об обязанностях христиан, которые должны непрестанно молиться. Тут же нашелся молитвослов, и после священнического возгласа отца Андрея я начал читать предначинательные молитвы, а затем и акафист святителю Николаю Чудотворцу. В конце чтения объявили о посадке. Все присутствующие на молебне облегченно вздохнули и возблагодарили святителя Николая за помощь.

Обратно летели через Тюмень, где была запланирована дозаправка. Но когда мы вышли на привокзальную площадь (другого места ожидания не было), нас безжалостно атаковала мошкара – попытки ее отогнать, не увенчались успехом. Нам оставалось одно – воззвать: «Отче Николае, помогай»! Тут же достали молитвослов и начали читать акафист святителю. Видимо, наши молитвы были настолько горячи, что уже через десять минут нас пригласили на посадку. В Москву все летели под сильным впечатлением, уверившись еще более в помощи Божией по молитвам святителя Николая Чудотворца.

А совсем недавно позвонил брат Анатолий и сообщил, что находится в больнице по поводу все того же шунтирования, которое не состоялось двадцать лет назад. Кроме того, у него появилась ищемическая болезнь. По опыту прошлых лет, он обратился к отцу Иоанну, почти не состаревшемуся, хотя и совершенно седому батюшке, и попросил молитвенной помощи. Через неделю брата выписали из больницы – снова в связи с отсутствием показаний к операции и без каких-либо следов ищемической болезни. Отец Иоанн сказал, что без помощи святителя Николая не обошлось. Какие слова могли бы выразить радость и благодарность Господу, Пресвятой Богородице и, кончено же, Николаю Чудотворцу за чудесное выздоровление…

Как не укрепиться в вере от подобных случаев, как не явить любви к Богу и ближнему, как не позаботиться о том, чтобы содержать душу в чистоте? А всего лишь надо посоветоваться со своей совестью и не забыть произнести в трудных обстоятельствах самые главные слова: «Господи помилуй! Отче Николае, помогай!»

 протоиерей Александр Шестак

Просмотров: 293