Деревья как люди

Экологическая фантазия

Живые и питаются влагой, укрепляются и растут под воздействием живительных солнечных лучей и обласканы легким дуновением ветерка, который вдруг усиливает свою любовь к листьям и веткам повзрослевших деревьев.

На зеленой поляне много деревьев. Здесь есть тополь и акация, клен и береза, кряжистый дуб и красавица ель вперемежку с кустарниками. Им здесь вольготно вдали от городской суеты. Больше всего березок. Можно было бы назвать это место березовой рощей, но другие деревья тоже «отстаивают свои права» на место под солнцем.

Вот стоит чуть поодаль Берёза с уставшими уже немолодыми ветками, а рядом, уже в летах, бодрится крепко сложенный и чем-то взъерошенный Клён. Когда в этот райский уголок неожиданно врывается порывистый ветер, ветки Клёна приподнимаются и как бы закрывают собой Берёзку, которая в благодарность за заботу раскачивается из стороны в сторону, едва касаясь кроны заботливого Клёна. Если же ветерок тихий, то и ветки, едва-едва покачиваются то в одну, то в другую сторону, поскрипывая, словно о чем-то своем глубоко личном поют, стараясь не быть услышанными. И даже в эти мгновения Берёзка тянется к Клёну, надеясь на взаимное движение хотя бы лепестков почти недвижимых веток. А когда этого взаимного движения нет, то Берёзка начинает вдруг подрагивать и шуметь своими листьями, готовая сорваться в неконтролируемое кружение под порывами внезапно возникшего ветра.

А что же Клён? Его ветки то поднимутся, то опустятся, будто с неким сожалением вздыхая о необоснованных претензиях Берёзки. Причем такое поведение Берёзки он связывает со свободно гуляющим и ничем не ограниченным ветром, с помощью которого проявляется как хорошее, так и худое содержание оценки свершившегося события. Конечно, Клён еще не дошел до такого состояния, чтобы считать ветер ответственным за настроение Берёзки, но, тем не менее, он каким-то необъяснимым образом включен в этот причинный комплекс жизненных процессов, совершающихся на земле.

Из всех стоящих на поляне деревьев, возможно, только Ель сохраняла свою внешне подчеркнутую независимость даже от ветра, хотя и раскачивалась чуть-чуть, – наверное, для того, чтобы не считали ее чужеземкой, а наоборот, своей и кому-нибудь нужной. А ведь она могла с большим основанием претендовать на уважительное к ней отношение. Чего стоят только одни иголки, колющие недоброжелателей, но они же и придают ей особенную стройность и красоту.

Эту ее особенность заметил не только Клён, но и взволнованная Берёзка, которая расшумелась своими ветками из стороны в сторону, обвиняя ветви Клёна в том, что они однажды, совершенно случайно, поклонились Ели. Клён всеми своими листочками оправдывался, что если и качнулись ветви не в ту сторону, то это произошло без какой-либо внутренней потребности, а лишь под воздействием такого противного и вездесущего ветра. Только убедившись, что это была случайность, Берёзка успокоилась и примирительно опустила свои уставшие ветки, ожидая внимания рядом стоящего Клёна и легкого дуновения ветерка, как и раньше, такого же нежного и теплого…

Протоиерей Александр ШЕСТАК

Просмотров: 934