Мат в кино - явное свидетельство духовного оскудения режиссера

duh oskud smПротоиерей Александр Шестак о кинематографистах, выступающих за возвращение сквернословия в искусство … Нравственная цензура в СМИ

Все мои переживания по этому поводу так бы и остались внутри, если бы не промелькнуло в интернете объявление о кинопрокате «Левиафана» в нескольких кинотеатрах Москвы. Я также не сторонник обсуждения картины без предварительного ее просмотра. Но здесь ситуация иная. Уже везде обсуждается об использовании кинорежиссером такого приема, как приближение к реалиям современного мира посредством употребления героями фильма нецензурной брани. Если руководствоваться этой логикой, то совсем скоро можно увидеть на большом экране другие подробности интимной, да и просто биологической жизни человека.
Если я точно знаю, что в фильме используется так называемая ненормативная лексика, или попросту – мат, то непременно воздержусь от просмотра этого фильма. Смотреть такой фильм – это то же, что искупаться в нечистотах. Хотя некоторые считают для себя вполне допустимым не только слушать бранные слова, но даже и употреблять их, полагая, что таким образом будут понятнее собеседнику, совершенно не заботясь о случайных свидетелях такой раскрепощенной беседы.
От избытка сердца говорят уста. Но если такое извергают уста, то что же и сколько накопилось в этом сердце. Некоторые режиссеры оправдывают использование ненормативной лексики тем, чтобы до зрителя глубже, до самых печенок, донести голую правду того или иного момента, разворачиваемого события в фильме.
Мы каждый день смотрим новости с фронтов Юго-Востока Украины, когда гибнут, буквально на глазах, мирные жители Донецка, Горловки, Луганска и других городов и сел Новороссии. Эмоции зашкаливают, но и в этом случае всякое нецензурное слово, ответственные за выпуск новостей эти слова просто запикивают. Может быть, и режиссерам художественных фильмов использовать этот прием? И получится правдоподобнее. Или я что-то недопонимаю, может быть в употреблении гнилых слов и кроется вся правда жизни русской глубинки
Несколько лет назад посмотрел фильм «9 рота». Смотрел и думал о патриотичности этого фильма и радовался: «Ведь могут сделать хороший фильм». Но и здесь не обошлось без ложки дегтя. Весь патриотический настрой улетучился, когда пошли сцены порнографического свойства. Только и успел выключить телевизор.
Неужели современная режессура оскудела настолько, что практически ни один фильм не выходит без постельных сцен и худых слов. Многие ругают советское время, но какие фильмы выходили на экраны, сколько в них целомудрия, сколько актерского таланта… Оказывалось достаточно было посмотреть друг на друга с нежностью, сказать несколько слов о любви и зрителю становилась понятной последующая судьба героев.
Года три назад по милости Божией я оказался в Манеже, когда там проходила замечательная выставка-форум «Православная Русь», посвященная двадцатилетию возрождения Русской Православной Церкви (1991-2011). Там встретил я Любовь Васильевну – маму Евгения Родионова. Мы поприветствовали друг друга, и она сообщила мне радостную весть. Оказывается, молодой скульптор Андрей Коробцов представил на выставке свой дипломный проект – скульптуру «Евгений Родионов». Я поблагодарил Любовь Васильевну за такое доброе известие и поспешил спуститься вниз, к скульптуре.
Тем, что увидел, я был поражен чрезвычайно. Я даже не подозревал, что средствами монументального искусства можно так многопланово отразить душевное состояние юного воина, готовящегося принять мученическую смерть за Христа.
Потрясенный, я стоял перед образом юноши-героя. Особенным открытием для меня оказались глаза Евгения – твердый, решительный взгляд, взгляд человека, готового на любые испытания, никого и ничего не боящегося. Этот взгляд, отвергающий зло нашего мира, вместе с тем передает и состояние мужественного сердца, готового к встрече с вечностью. Несомненно, что в момент подвига и непосредственно перед ним юного воина укреплял Сам Господь.
Кино использует различные оттенки своего суперсовременного искусства. Здесь все становится важным и музыка, и цвет, и движения, свет и тени, и паузы, и даже обычная тишина, порой, кричащая или мертвая. А если еще и сотворчество режиссера с актерами, то на выходе получается достойное кино не однодневка, а на все времена. Но всего этого оказывается мало, и режиссеры стремятся немного подперчить классику или современную уже специально ориентированную прозу.
Даже появились предложения о законодательном разрешении употреблять мат в кино, на сцене, ну и, конечно же, в книге. Слава Богу, Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин высказал свою точку зрения, взяв себе в союзники А.С.Пушкина, Л.Н.Толстого других мирового значения русских классиков, которые свободно обходились без нецензурной лексики в своих произведениях. Рекомендации Президента услышаны и Закон «О запрете на употребление мата на телевидении, в кино, литературе, СМИ, на концертах и в театральных постановках и о штрафах для нарушителей запрета», подписанный им в мае 2014 года продолжает действовать.
Чему же хотят научить молодое поколение сторонники раскрепощенной лексики? Они предлагают переступить черту вседозволенности. Многие и не раз являлись свидетелями разгорающегося конфликта между людьми. Сначала обычная перебранка или претензии друг к другу, но как только появляется нецензурная брань, за нею уже вскорости могут ударить и по лицу или в другое уязвимое место, а иногда дело доходит и до убийства. Но если все позволено, то какой вывод из этого делает Ф.М.Достоевский? «Если все позволено, значит Бога нет»? А если не все позволено, значит, Бог есть!
Все что запрещено смотреть и слушать детям, также не полезно и взрослым. Желающие добровольно окунуться в нечистоты нецензурной брани, пусть даже самого кассового фильма, должны помнить, что неприятный запах будет сохраняться до тех пор, пока душа не омоется в таинстве покаяния.


Протоиерей Александр Шестак, полковник милиции в отставке, кандидат юридических наук, заведующий сектором МВД в Синодальном отделе по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами

Просмотров: 421